Nib2Snap

Your live journal ...

Колонизация. Нерассказанные истории.

Нарвался на одну публикацию и сразу вспомнил. Лет 15 назад я в первый раз побывал в Аризоне. Тогда она только начала бурно строится. Естественно, я наведывался в разные казино, молы и просто магазины. Меня дико удивляло, что в двух магазинах отстоящих друг от друга в несколько километрах цены разительно отличались. Каково же было моё удивление когда я узнал, что некоторые магазины, да что там, часть города (в тот раз это были Финикс и Чендлер) находятся на территории индейских резерваций. Значит налоги не платят (естественно и не взимают). Следовательно цены на порядок ниже. Но ещё больше удивление вызвало то, что практически всё на этих территориях принадлежит индейцам. Штат, построив дорогу, арендует эту же самую дорогу у племени 49 лет, а после она (дорога) переходит в собственность племени. Казино вообще принадлежит им (индейцам). Короче, так я узнал, что индейцы - очень богатая часть населения США, но только, если вождь с мозгами. Это уже тема для отдельного разговора. А как там коренное население Сибири поживает?

\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

Расширение границ Московского княжества в Сибирских землях связано главным с тем, что был нанесен сокрушительный удал по Золотой Орде и взятием Казани, одновременно шла колонизация пермских территорий и ассимиляцией коми- зярян на севере и мордвы на южных рубежах. Русские во времена Ивана IV построили мощную базу для дальнейшего продвижения за территорию восточнее Урала. Основным периодом колонизации сибирских земель русскими можно считать конец XVI века и весь XVII век.


Разгром Сибирского Ханства отрядом Ермака и установка Тобольска , позднее Тюмени подготовила почву для дальнейшего продвижения русских на Дикий Восток . Присоединение Якутии расширило границы Российской Империи на огромном пространстве Северо-Восточной Азии, и подготовила почву для освоения Камчатки, Чукотки с последующим завоеванием Аляски.


Оценка историков этих событий в разные годы была разной. В Царское время замалчивалось о сопротивлениях коренного населения, все жалобы были не доступны в печати, была цензура. Все попытки рассказать правду о положении «сибирских индейцах» заканчивались «каторгой». Только лишь после революции, все эти факты всплыли, обозначив четкую политику Ленина, и всплывали они по двум причинам:


1 Политика Ленина заключалась на самоопределении народов, с самой широкой автономией, вплоть до того, что многие народы, исповедовавшие ислам писали арабской вязью, а некоторые сибирские народы сочли больше подходящим для себя латиницу.

2.Советская власть делала все, что бы раскрыть преступления царизма и русской колониальной политики, кроме того, такими историками как В. Бахрушин, А. П. Окладников, С. Б. Окунь считали своим долгом бороться с «пережитками великорусского шовинизма».

Но после Великой Отечественной войны в целях укрепления дружбы народов историками стало подчеркиваться то, что присвоение сибирских территорий к Московскому царству было добровольным. Тем не менее, ряд фактов подтверждало не только добровольное вхождение, но и завоевание. Поэтому стало целесообразней применять термин «Присоединение» включая в себя, как и добровольное вхождение, так и завоевание. Именно термин «присоединение» предложил В. И. Шунков в 1960-ых годах, он подчеркивал, что «факты добровольного вхождения пока что установлены лишь по отношению к отдельным народностям» и что «отрицать наличие в этом процессе элементов прямого завоевания, сопровождавшегося грубым насилием, значит игнорировать факты». Но в 70-тых годах стали говорить опять о добровольном присоединении Сибирских земель, делая исключение только для похода Ермака в Сибирь и разгромом Сибирского Ханства. Советскими историками тех времен искажалась концепция «Присоединения» тем, что мелкие вспышки отдельных этнических групп нельзя назвать вооруженным сопротивлением.

Таким образом, история Сибири трактовалась исходя не из фактов, а из идеологических установок. С началом Перестройки вслед за падением коммунистических догм и ростом национального самосознания народов России рухнул и миф о «преимущественно мирного и добровольного вхождения» народов в состав России. С начала 1990-х годов в исторической литературе, когда речь заходила о приобретении Россией в XVI — XIX вв. новых территорий, все чаще стали использоваться термины «завоевание», «колониальная политика», «экспансия». Перемены затронули и сибирскую историографию. В новейшей литературе, опубликованной в 1990-е годы, уже признается неоднозначный характер присоединения Сибири в целом и ее отдельных регионов в частности, сложность и противоречивость этого процесса. Отмечается, что нельзя преуменьшать масштабы конфликтов, которые имели место на этапе присоединения Сибири к России, а также степень сопротивления русским отдельных групп местного коренного населения. Указывается на то, что взаимоотношения русских и аборигенов были крайне напряженными, имелось много моментов, приводящих к конфронтации отношений и вооруженным столкновениям. Историки отказываются от употребления термина «добровольное вхождение» как несоответствующего реальным фактам и к тому же искажающего этническое самосознание народов

В частности, якутский историк Г. А. Иванов, анализируя взаимоотношения русских и якутов, обратил внимание на то, что «в концепции „добровольного вхождения“ Якутии в состав дореволюционного Русского государства по логике ее авторов проходит мысль о том, что якутский народ — это такой этнос, который сам „напрашивался“ на свое бесправное положение».

Но сейчас после военных конфликтов в Чечне и Грузии историки опять идут на попятную. Из политкорректности замалчивают факты, например о сопротивлении аборигенного населения, а из этого следует то, что на смену коммунистической идеологии приходит снова идеология имперская. Та идеология, при которой и шло «присоединение» Сибирских земель.

Но из статьи В.Н. Кузьменых «Неизвестная война. Чукотка 1649 — 1755 гг.» где он четко сформулировал тезис, что в отношении колонизации этой территории «применим термин „завоевание“, поскольку там с момента появления Дежнева почти сто лет шла „необъявленная война“ русских с чукчами». Некоторое Историки открыто не высказывают своей позиции, но судя по их работам читатель склоняется к тому, что «присоединение» Сибири было все таки завоеванием. А. В. Головнев охарактеризовал «первый этап» присоединения северо-западной Сибири в XVI-XVII вв. как «военный», Е. П. Кандаракова, характеризуя процесс присоединения Северного Алтая к России, использовала термины «захват», «покорение», «подчинение». Историк из Кемерово С. В. Романов, заключил, что «взаимоотношения русских и инородцев были крайне напряженными, имели много моментов, приводящих к конфронтации отношений».

Историк В. А. Тураев в своей очень интересной источниковедческой статье показал, что стремление подчеркнуть мирный характер «сибирской одиссеи России» привело советских историков к цензурированию источников, что выражалось в их публикациях с купюрами, которые имели принципиальный характер. Он привел конкретные примеры того, как в результате «кастрации» документов искажался их общий смысл, особенно в части описания взаимоотношений русских с аборигенами. Отметив, что характер источников не соответствует концепции мирного присоединения Сибири, Тураев пришел к вполне однозначному выводу: «Реальная история народов Сибири и Дальнего Востока, их взаимоотношений с Российским государством гораздо сложнее. Совсем не простым и не мирным было их присоединение к России. Нет практически ни одного, даже самого маленького народа, который оказался бы в ее составе по собственной воле».

К признанию концепции завоевания стал, видимо, склоняться и такой известный исследователь-сибиревед как Б. П. Полевой. В вышедшем недавно 1-м томе «Истории Русской Америки» он в отношении присоединения всей Сибири использовал термин «завоевание», подчеркнув, правда, при этом, что вооруженных конфликтов было «относительно не так уж много», и продвижение русских по Сибири носило в целом мирный характер . Стоит заметить также, что Б. П. Полевой призвал историков освободиться наконец-то от созданного в отечественной историографии «странного культа» Е. П. Хабарова и мифологизации русского продвижения на Амур, восстановив историческую правду об амурском походе и лично самом Хабарове, действия которого, возможно, принесли больше вреда, нежели пользы русским интересам в Приамурье.