Nib2Snap

Your live journal ...

Ляпы и ошибки Юрского периода.


Совершенно невозможный динозавр


Одни из самых узнаваемых ящеров оказались в фильме своеобразными чемпионами по количеству неточностей и откровенного несоответствия научным данным. Прежде всего, их размер изрядно завышен, ведь рост классических Velociraptor из верхнемеловых отложений Монголии и Китая был всего 60-70 сантиметров, а вес — не больше 20 килограммов. Причем ни мимической лицевой мускулатурой, позволявшей фыркать на оппонента, ни почти собачьим интеллектом они, судя по всему, не обладали.


«Собственно велоцирапторы были небольшими, явно меньше показанных, — говорит Владимир Алифанов. — А вот родственные им виды родом из Северной Америки действительно могли быть крупными. Например, дейноних. Рост человека они, скорее всего, достигали».


Большое разочарование — полное отсутствие перьев на киношных динозаврах. За несколько последних десятилетий было обнаружено столько оперенных ящеров, что полное игнорирование этих фактов авторами «Мира Юрского периода» вызывает, по меньшей мере, удивление.


По словам Владимира Алифанова, сегодня ученым совершенно точно известно, что настоящие велоцирапторы были оперенными — в локтевой области передних лап имелись крупные перья, напоминающие маховое оперение современных птиц. Мелким лазающим динозаврикам перья помогали планировать, добавляя шансов на спасение при неожиданной атаке крупного хищника, или повышая эффективность их собственной охоты, когда потенциальная жертва пыталась спастись бегством. Правда, не все тероподы оперялись. Например, у тираннозавров, как показывают некоторые находки, была чешуйчатая кожа. Здесь авторы фильма не промахнулись.


Геологическая летопись сохранила для нас динозавровые перья нескольких типов. Одни из них напоминали обычную чешую, другие — пух, третьи были практически птичьими. Но как они образовались и для чего использовались? Эти вопросы активно обсуждаются сейчас в палеонтологии.


«По поводу назначения перьев у теропод (велоцирапторов и их многочисленных родственников — прим. «Ленты.ру») существуют две гипотезы. Обе тесно связаны с теорией возникновения способности к полету у птиц, где также имеется альтернатива: динозавровые предки птиц или взлетели в воздух с земли, или сначала научились планировать сверху, скорее всего, с деревьев. В первом случае предполагается, что с помощью быстрого бега предки птиц смогли достигать скоростей, позволявших планировать на все большие расстояния. Согласно второму варианту, способность к полету развивалась у форм, которые были в состоянии залезать на деревья или возвышенности, а затем спрыгивать вниз, планируя — и сейчас это делают некоторые современные рептилии или млекопитающие. При этом сами перья могли формироваться именно для полета, образуя несущую плоскость, или выполнять сначала лишь роль термоизолирующего покрова», — поясняет Александр Карху.


Впрочем, кто-то из киношников уже давно рассказал, почему в «Мире Юрского периода» пернатых динозавров не было и не будет, что бы ни думали по этому поводу зрители и ученые. Чешуйчатые монстры выглядят куда страшнее, опаснее и отвратительнее, чем напоминающие курочек или страусов оперенные ящеры. Эмоциональное воздействие на публику «раздетых» теропод намного сильнее, и это оправдывает все, как бы ни переживали научные консультанты Голливуда по поводу того, что новый фильм отстает от современной палеонтологии на пару десятилетий.

////////

Кстати, откровенно противоречит палеонтологическим данным и потрясающая подвижность киновелоцирапторов. «Животные бегают за мотоциклом, догоняют машины, проявляют чудеса скорости и ловкости непрерывно на протяжении длительного времени. Наши знания о крупных рептилиях не дают никаких оснований думать, что динозавры могли быть настолько активными и подвижными. Такая реконструкция вызывает большое сомнение и не имеет под собой никаких научных оснований», — выносит приговор Александр Карху.


Можно вспомнить хотя бы о поныне здравствующих крокодилах. В крайних случаях, при опасности или во время охоты, они действительно могут развивать достаточно высокую скорость — примерно до 20 километров в час, но пробежать так способны лишь несколько десятков метров. После этого энергетический и физиологический ресурс рептилии оказывается полностью исчерпанным. И представить себе, что динозавр способен пробежать хотя бы милю со скоростью 60 километров в час, абсолютно невозможно, даже если у него на порядок лучше обстоят дела с энергетикой и обменом веществ.


Наконец, решающее доказательство того, что показанные нам в «Мире Юрского периода» велоцирапторы не имеют ничего общего с настоящими, — принцип работы дыхательной системы. И полет, и быстрый бег требуют совершенно особенной физиологии, сопряженной с эффективным дыханием, которой у динозавров попросту не было. В распоряжении палеонтологов имеются важные находки, полностью опровергающие способность древних ящеров гоняться за мотоциклами.


«Сравнительно недавно в Италии нашли небольшого динозаврика — сципионикса, у которого сохранились отпечатки внутренних органов в полости тела. Так вот, это почти исключительно кишечник и печень, и для легких места практически нет. Так что динозавры, конечно, похожи на птиц, но только внешне. Признаков птичьей физиологии у них нет», — подчеркивает Владимир Алифанов.


Монстр сложной душевной организации


Другой весьма сомнительный момент в «Мире Юрского периода» касается не только велоцирапторов, но и всех остальных динозавров. Если верить фильму, древние ящеры были просто титанами интеллекта, да еще и с богатой, развитой психикой. Чего стоят сложные иерархические отношения в стае рапторов или глубокие комплексы индоминуса, с детских лет лишенного родительской ласки.

//////////////

Между тем мозг динозавров — и теропод, и не теропод — был сформирован не лучше, чем у обычных ящериц, и совсем не так, как у птиц. Так что о сложных социальных взаимоотношениях в их жизни говорить не приходится. Зато очень крупный передний мозг свидетельствует о великолепном обонянии динозавров. И этот момент создатели фильма уловили удивительно верно.


«Мне понравился момент, когда герой обливает себя бензином, чтобы индоминус его не унюхал. В первом "Парке Юрского периода" 1993 года тираннозавр высматривал своих жертв и бегал за ними, хотя у настоящих тираннозаврид зрение было слабенькое. На самом деле картину мира они выстраивали именно по обонянию, как собаки или современные змеи. Нам это сложно представить — мы предпочитаем картину мира считывать глазами. Как, кстати говоря, и птицы, у которых хорошее обоняние — редчайшее исключение», — рассказывает Владимир Алифанов. И добавляет, что практически невозможно представить рептилию, гоняющуюся за добычей. Динозавры в лучшем случае могли преследовать жертву по следу, как некоторые крупные вараны. Не спеша, поджидая в засаде, они кусают крупное копытное и затем идут по капелькам крови, готовые ждать сутками и неделями, пока жертва не погибнет от заражения крови. Пресмыкающиеся очень экономны по энергозатратам и могут ждать долго.


В целом (за исключением способности к острому обонянию) динозавры были весьма примитивными, неразвитыми существами. Их мозг — классический пример мозга не птицы, а рептилии, работающего по крайне простой программе «раздражение — ответ», то есть использующего самые простые рефлексы. В фильме показан, например, панцирный динозавр. Когда палеонтологи взглянули на отливку его мозга, то поразились его простоте, почти без выраженных отделов. Даже у некоторых рыб мозг устроен более сложно. Так что «богатый внутренний мир» монстров «Мира Юрского периода» — обычное художественное преувеличение, условность, объяснимая общей тенденцией некоторых современных ученых заметно завышать возможности и способности динозавров.


Не геном единым


Отдельного разговора заслуживает роль генетики и генетиков в сотворении островного палеозоопарка. Судя по фильму, ни морфологи, ни биологи, ни даже палеонтологи и близко не стоят рядом с генетиками по своей значимости для этого проекта. Легко манипулируя генетическим материалом ящеров, лягушек и даже каракатиц, генетики создают там совершенно невообразимые гибриды с непредсказуемыми заранее свойствами.


«В этом кино ощущается своеобразный генетический детерминизм. Генетики представлены могущественными научными волшебниками, способными изготовить все, что угодно. На самом деле ничего подобного современная генетика не умеет. Напомню о замечательном эксперименте профессора Георгия Карпеченко, который в начале ХХ века пытался получить гибрид редьки и капусты с корнем как у редьки, и кочаном как у капусты. Но результат оказался противоположным — ботва от редьки и корешки от капусты. Так вот, даже эта легендарная и давняя история лучше отражает реальность, чем новый фильм», — отмечает Владимир Алифанов.


«Чтобы не вдаваться в долгое обсуждение того, почему настоящий парк Юрского периода невозможен, достаточно вспомнить о том, что даже для плейстоценовой фауны сегодня нет ни одного успешного прецедента клонирования. Хотя шкур, мяса и других материалов от мамонтов сохранилось много. Так что не геномом единым живы палеонтологи», — поддерживает Александр Карху.


Практическая генетика пока остается наукой с большим количеством вопросов, напоминают палеонтологи. Например, известно, что у человека и шимпанзе геном совпадает на 96%. Разница между людьми и обезьянами, по данным анализа ДНК, чуть ли не меньше, чем между мужчинами и женщинами. Но это не мешает биологам относить людей и шимпанзе к двум совершенно разным семействам. Известны и другие удивительные данные — когда, например, у близких видов лягушек геном совпадает всего на 50%.


Так что куда более перспективной, чем генетика, выглядит обратная эволюция, с помощью которой известный американский палеонтолог Джон Хорнер (John R. Horner) пытается вывести из цыпленка живого динозавра. Ведь в ДНК всех современных животных хранятся гены их древних предков, и «оживить» по крайней мере некоторые из них теоретически вполне возможно. Но, увы, не сегодня.


Летающее недоразумение


Если же сбросить путы научности и творить без оглядки на достоверность, то можно получить… птерозавров. Точнее — тех «птерозавров», что показали нам в «Мире Юрского периода». Ведь за исключением внешнего облика ничего общего с реальными «планеристами» древних небес они не имеют.

////////////

Когда вместо того, чтобы разлететься в разные стороны из разрушенного павильона, птерозавры выстраиваются колонной по трое и целенаправленно, на крейсерской скорости направляются к людям, хватая, поедая и даже отбирая друг у друга паникующих посетителей — как видите, здесь речь идет о целеполагающем поведении. Но совершенно непонятно, откуда это взялось у птерозавров», — недоумевает Александр Карху.


Дело в том, что поведение рептилий, к которым, безусловно, принадлежали летающие ящеры, тоже достаточно примитивно. И хотя у птерозавров, благодаря воздушной локомоции, предполагающей пространственную ориентацию и координацию движений, мозг был устроен немного сложнее, чем у других героев фильма, никаких предпосылок для развития навыков стратегического мышления у них все же нет.


Особенности аэродинамики и способов полета кинематографических птерозавров также не могут не удивлять. По скорости и маневру они больше напоминают истребители Второй мировой войны, чем реальных летающих ящеров.


«Чем больше размер, тем больше проблем с воздушной локомоцией, тем больше инерция и лобовое сопротивление, — напоминает Александр Карху. — Чем крупнее организм, тем сложнее ему летать. Это как раз тот случай, когда размер имеет значение! И конечно, на полностью расправленных крыльях никакой маневренности в крупном размерном классе быть не может, а изменять геометрию крыла птерозавр мог очень ограниченно в силу особенностей своего строения».


Современные мастера динамического парения — альбатросы, с которыми птерозавров любят сравнивать, способны легко изменять геометрию своего крыла, не нарушая целостности несущей плоскости. Их аэродинамические качества не теряются благодаря тому, что перья перекрывают друг друга и плоскость не нарушается. У птерозавров же ослабление натяжения мембраны моментально приводило к окончанию полета.


С большой долей условности еще можно допустить, чтобы птерозавры восприняли людей в качестве добычи, отмечают эксперты. Ведь, в конце концов, некоторые из них, вероятно, были падальщиками, а для таких существ размер добычи не слишком важен. Но вот хватать и поднимать людей в воздух — это уже фантастика. Современная птица, способная атаковать добычу, равную себе по весу, достаточно редкое явление. Ястреб-тетеревятник, например, может принести в гнездо на корм птенцам тетерева или крупного голубя. Беркут, вероятно, справится с серым журавлем. Но чтобы птерозавр, весивший килограммов 15, смог оторвать от земли 60-килограммового человека, — это совершенно исключено.