Nib2Snap

Your live journal ...

(Про) Госдолг США или экономика для домохозяек.

В стародавние времена дворяне (включая и королей с императорами) брали деньги в долг лично. Случаи, когда король не мог выплатить долг, были не редкостью – например, взял король денег для войны в надежде получить добычу и войну эту проиграл – откуда взять золото, чтобы отдать, да ещё и с процентами? Ещё чаще короли просто оказывались любителями погулять и занимали деньги для пышных развлечений, не задумываясь о том, как будут их отдавать. Да и зачем отдавать, если можно просто изгнать всех кредиторов из страны, мотивируя это тем, что они Иисуса распяли? Если король умирал, его наследники крайне редко соглашались выплачивать долги своего предшественника. Разумеется, такое положение дел банкиров не устраивало, и они крайне неохотно выдавали королям займы. Это приводило к тому, что короли часто обнаруживали свою казну пустой прямо посреди масштабной войны – а голодные солдаты без боеприпасов много не навоюют, не говоря уж о наёмнuках, которые просто обращали оружие против ненадёжного нанимателя. Только в конце XVII века люди догадались, что деньги лучше давать не королю, а правительству. В Англии был создан первый Центральный Банк, который представлял из себя просто кооператив купцов и банкиров, обладающий правом печатать деньги, кредитовать английское правительство и имеющий от него гарантии выплаты долгов. Вскоре хорошую идею подхватили по всему континенту. С тех пор ничего принципиально не поменялось.

 

Из чего состоит государственный долг? Из государственных облигаций, то есть ценных бумаг, которые можно купить и получить полную их стоимость с процентами в срок погашения. Проценты обычно выплачиваются регулярно в течение всего срока действия облигации, а полная стоимость – в момент наступления срока погашения, но другие варианты выплат тоже существуют. Проценты и срок выплат чётко указаны в облигации и не подлежат изменению (хотя существуют и облигации, сумма выплат по которым завязана на инфляцию). Низкие проценты по государственным займам объясняются тем, что государственные облигации считаются «безрисковыми»: правительство всегда может набрать нужное количество денег для выплаты долга, повысив налоги, снизив расходы, либо, в крайнем случае, просто напечатав больше денег. Большинство правительств не имеют права печатать деньги, однако их центробанки, обладающие таким правом, могут выкупить облигации у государства и напечатать столько банкнот, сколько нужно для погашения долга. Конечно, это может привести к гиперинфляции и обесцениванию национальной валюты, однако тут на помощь приходит наша любимая резервная валюта: более 70% всех ныне активных государственных облигаций деноминированы в долларах.

Что мы представляем, когда говорим слово «должник»? Несчастного человека, отдающего добрую половину своей зарплаты жадным банкирам за возможность жить в квартире. Либо глупого человека, отдающего добрую половину своей зарплаты жадным банкирам за возможность ездить на крутой машине и смотреть КВН со здоровенной плазмы прямо сейчас, а не через несколько месяцев, подкопив деньжат. В крайнем случае – нищеброда, стреляющего стольники «до зарплаты». Похоже ли государство, выпускающее долговые облигации, на подобных персонажей? Похоже, но весьма отдалённо.

 

Начнём с того, что потребительские кредиты (по крайней мере, в развивающихся странах) обычно выдаются под проценты, превышающие 10% годовых, так как включают в себя компенсацию за риск невыплаты. Государству, чтобы нарваться на подобные проценты, нужно иметь очень плохой кредитный рейтинг – пережить дефолт, гражданскую войну или просто иметь крайне тяжёлое экономическое положение, создающее реальный риск того, что формально безрисковый государственный долг выплачен не будет. В любом случае, государство не может «закрыться» в результате банкротства, то есть перестать предоставлять услуги своим гражданам и отдавать долги кредиторам (хотя государство может исчезнуть по другим причинам: либо как Сомали, либо в результате аннексии его другим государством). Процедура дефолта достаточно сложна и подчиняется законам страны, объявившей о дефолте. Чаще всего государства отказываются выплачивать лишь часть своего долга – так, Россия в 1998 отказалась выплачивать внутренние долги, но внешние займы продолжила выплачивать исправно. Как правило, при дефолте речь идёт о реструктуризации долга, а не о полном отказе в выплатах, и составляются новые договоры с кредиторами, устраивающие обе стороны. Из безрискового статуса государственных займов вытекает самое главное: на обслуживание госдолга чаще всего уходит лишь небольшая часть налоговых поступлений – например, США на покрытие своего долга тратят около 6% собираемых налогов. Впрочем, если долго и упрямо иметь несбалансированный бюджет и набирать долги, то можно кончить как погрязшая в длящейся уже четверть века рецессии Япония – около 50% собираемых с кавайных налогоплательщиков денег уходит на выплату долгов государства.


Структура долга США и его изменения с 7 по 23 октября 2014 года.

Intragovernmental holdings – это деньги, которые разные правительственные организации должны друг другу (например, программа медицинского страхования Medicare государственному трастовому фонду). Public debt – это деньги, которые американское правительство должно внешним и внутренним кредиторам. Примерно половина от Public debt, то есть порядка 6,5 триллионов долларов – это внешний долг. Китай и Япония одолжили США по 1,3 и 1,2 триллиона долларов соответственно.


Другая определяющая черта государственного долга состоит в том, что он, как правило, берётся для того, чтобы обеспечить будущее развитие страны, а не просто удобства ради, как кредит на телевизор или свадьбу. Тут можно провести такую аналогию: программист взял в кредит компьютер, чтобы на нём кодить и зарабатывать деньги для выплаты кредита. Если бы он решил «не жить в долг», то ему неоткуда было бы взять денег на компьютер и он бы не смог заработать себе на жизнь. Как известно, рост экономики цикличен и, как правило, совершает взлёты и падения. Госдолг имеет к этому вот какое отношение: когда экономика замедляет рост, государство увеличивает объём долга, привлекая кредиты для финансирования каких-либо важных государственных проектов, например, улучшения инфраструктуры. Масштабные стройки снижают безработицу, а взятые в долг деньги вливаются в экономику, обеспечивая рост потребления и, как следствие, производства. Улучшенная инфраструктура далее поддерживает рост экономики, что вызывает увеличение налоговых поступлений, которые можно потратить на выплату долга. В сухом остатке остаётся выросший показатель ВВП, что, естественно, очень хорошо. При замедлении роста экономики государству практически неоткуда взять денег, кроме как у банкиров: повышение налогов вызвало бы только дальнейшее падение темпов роста экономики и могло бы даже привести к стагнации, а снижение социальных расходов вызвало бы волну общественных протестов, так как из-за рецессии народ уже недоволен уровнем жизни и повышением безработицы.


Стоит отметить, что за время Второй мировой войны долг резко вырос и в послевоенный период достиг своего исторического максимума в % от ВВП, в то время как некоторые диванные экономисты почему-то считают, что США устроило Вторую мировую с целью избавиться от накопившегося долга и скоро устроит Третью по той же причине.


Чем же опасен госдолг? Основной подводный камень состоит в том, что правительственные займы сопровождаются логикой «наша экономика и налоговые поступления будут расти достаточно быстро, чтобы покрыть выплаты по кредиту». Если же этого не происходит, государствам ничего не остаётся, кроме как брать ещё больше кредитов, чтобы выполнить свои предыдущие обязательства. Если экономика упорно отказывается расти достаточно быстро, то долг неудержимо растёт. Расти он будет до тех пор, пока правительство не решит, что непопулярные экономические меры (повышение налогов и снижение расходов) всё же лучше, чем дальнейший рост долга. Чем позже это произойдёт, тем хуже будут последствия для экономики. Обычно о том, что пора взяться за ум, сигнализируют международные кредитные агенства, понижая государству кредитный рейтинг – это не только формальное предупреждение, но и повышение ставки по кредитам, поэтому такой ход может заставить правительство пересмотреть свои взгляды на способ пополнения бюджета. Однако это работает только в случае, если государство не скрывает размеры своего долга. Что произойдёт со страной, если хитрые чиновники будут активно занимать деньги тайком от всего мира, мы все наблюдали на примере Греции.

 

Подводя итог, хочется сказать вот что: государственные займы – это как лекарство. Самое главное – подобрать правильную дозу и принимать по рецепту. Быстрорастущая экономика может выдержать большие объёмы долга, потому что налоговые поступления из года в год растут большими темпами – почему бы не занять денег и не пустить их в оборот, чтобы экономика начала расти ещё быстрее? Однако стагнирующая экономика тоже имеет тенденцию вызывать высокий государственный долг – для покрытия убытков беднеющие государства вынуждены наращивать объём займов, так как повышение налогов добьёт экономику окончательно, а на понижение социальных расходов не хватает политической воли. Именно поэтому список государств, ранжированных по объёму госдолга, выглядит так странно: высокий показатель долга имеют и успешные, и коллапсирующие государства, а низкий долг имеют как страны с профицитом бюджета, так и изгои на мировой арене, которым просто никто денег в долг не даст. Как бы то ни было, правительственные займы позволяют богатым странам расти быстрее, а бедным – держаться на плаву, так что без них состояние мировой экономики было бы куда печальнее.