Nib2Snap

Your live journal ...

ПЕРВАЯ АФГАНСКАЯ…

////

Мало кто знает, что советские войска в 41-ом вторглись в Иран. Мало кто знает, что Вторая Мировая Война началась с ввода войск или, другими словами с вторжении в Польшу. 1-го сентября в нациская Германия вторглась в западную Польшу и 17 дней спустя советские войска заняли восточную часть страны. Другими словами: незаконно оккупировали страну, находящуюся в крайне тяжёлой ситуации. При всём при этом в то время действовал "Договор о ненападении между Польшей и Советским Союзом" от 25 января 1932 года, продлённый в 1934 до конца 1945 года. Знакомо. Не правда ли?!

\\\\

ПОЧТИ 90 ЛЕТ НАЗАД КРАСНАЯ АРМИЯ ПОТЕРПЕЛА НЕУДАЧУ В АФГАНИСТАНЕ   Советский Союз дважды вторгался в Афганистан, и оба раза неудачно. Оба раза войска Красной Армии официально приглашали в соседнюю страну власти, и оба раза приходилось ее покидать, не достигнув цели. О последнем пребывании войск Советской Армии известно практически все, а вот о первой операции Красной Армии известно мало, так как она была засекречена. О том, как Советский Союз помогал вернуть трон королю Афганистана Аманулле, читайте в расследовании «Совершенно секретно».   28 февраля 1919 года эмиром Афганистана стал Аманулла-хан. Сразу после восшествия на престол он объявил о полной независимости своей страны. На такое заявление не могла не среагировать Великобритания: началась англо-афганская война. Продлилась она два года и завершилась признанием независимости Афганистана.   Так как эмир разделял взгляды младоафганцев, он начал проводить в стране многочисленные реформы, направленные на модернизацию и усиление центральной власти. Также правитель запретил многоженство и браки с несовершеннолетними. Аманулла-хан принял Конституцию, разрешил свободную куплю-продажу земли, а натуральный налог заменил на денежный. Вскоре Афганистан превратился в королевство, а Аманулла-хан стал первым королем этого государства. Мусульманское духовенство очень остро реагировало на все нововведения правителя. И вскоре в стране образовался мощный костяк оппозиции.   Модернизация, соответственно, привела к увеличению поборов с населения, что только усугубило ситуацию. Первыми недовольство высказали крестьяне, однако остальные слои общества их не поддержали. Но когда Аманулла-хан начал открывать школы для женщин и подписал указ, запрещающий носить традиционные афганские одежды, недовольными оказались все. Катализатором для начала восстания послужила фотография жены короля Сорайи Тарзи, на которой она была в европейском платье и без чадры. Пуштунские племена потребовали изгнания правящей четы.   ВОССТАНИЕ И АНАРХИЯ   Изначально восстание охватило провинцию Лагман, где оно обрело своего лидера по имени Бача-и Сакао. Таджик по национальности, он родился в простой семье и получил имя от отца (Бача-и Сакао переводится как «сын водоноса»). В детстве за плохое поведение его выгнали из медресе, и Сакао остался неграмотным. Затем была служба в армии, но трудный характер юноши давал о себе знать. В конце концов Сакао стал промышлять бандитизмом.   Восстание в Афганистане он сумел обратить в свою пользу, объединив таджиков и гильзаи. С этим войском Бача-и Сакао двинулся на Кабул.   Армия короля не смогла дать отпор мятежникам. Ситуацию усугубило и то, что на сторону повстанцев часто переходили целые полки, недовольные «европейскими» реформами Амануллы-хана.   В январе 1929 года король, понимая, что погасить восстание не получится, передал власть своему брату Инаятулле-хану, а сам сбежал. И уже 17-го числа этого же месяца Бача-и Сакао занял Кабул. Первым делом он сменил имя на Хабибулла, а затем упразднил звание короля, вернув традиционное «эмир».   В столице началась чистка по этническому и религиозному принципу. Пуштуны, будучи ярыми суннитами, обрушили «кару Аллаха» на хазарейцев, которые принадлежали к шиитскому течению. В Кабуле начались поджоги и погромы школ и фабрик. Но особенно пострадали радиостанции и журналисты, которые, по мнению суннитов, пагубно влияли на разум истинных мусульман.   Очень быстро в Афганистане воцарилась анархия. Различный сброд сбивался в банды и терроризировал население «своей» территории. Соседние кишлаки начали войну друг с другом, вспомнив старые обиды. Правление Хабибуллы, как утверждал афганский историк Мир Гулам Мухаммад Губар, стало настоящей трагедией и наказанием за грехи для всей страны.

Сменой власти в Афганистане воспользовались тысячи узбеков, таджиков и туркмен, которые бежали из России во время становления советской власти. Во время правления Амануллы-хана любая попытка прорваться на историческую родину жестоко каралась, но при Хабибулле басмачи почувствовали свободу. Поэтому их отряды то и дело стали наведываться в кишлаки и аулы на территории СССР. Москву такое положение дел, конечно, беспокоило. Но предпринимать какие-либо шаги советское правительство не спешило.   Однако ситуация в корне изменилась, когда Аманулла-хан лично попросил о помощи. Он желал вернуть престол. Ему отказать не могли. Во-первых, именно он первым из всех мировых лидеров признал Советский Союз. Во-вторых, это был прекрасный повод для наведения порядка в приграничной территории и распространения своего влияния на соседнее государство. В-третьих, Хабибулла оказался ярым противником не только всего европейского, но и советского, а значит, по определению попадал в число врагов. В Среднеазиатском бюро ЦК ВКП (б) и вовсе считали, что Сакао – английская марионетка, которую возвели на престол с одной целью – вернуть утраченную Великобританией при Аманулле власть над Афганистаном. И решение было принято.   Вслед за свергнутым правителем в ЦК ВКП (б) с подобной просьбой обратился и генеральный консул Афганистана в Ташкенте Гулям-Наби-хан. Он попросил разрешения на формирование отряда на территории СССР из сторонников Амануллы (в большинстве своем это были беглые хазарейцы, которые жаждали отмщения. – Прим. ред.). По замыслу этот отряд должен был помочь основным силам, которые составляли красноармейцы, вторгнуться в Афганистан, провести зачистку от мятежников нескольких крупных городов, а затем вернуть Аманулле Кабул.   Руководство СССР инициативу Гуляма-Наби-хана поддержало и поручило заняться формированием отряда командующему Среднеазиатским военным округом Маркиану Яковлевичу Германовичу. Познакомившись с «новобранцами», Германович отрапортовал начальству о слабой военной подготовке афганцев. Выяснилось, что стрелки из них хорошие, но вот с винтовками, которые стояли на вооружении СССР, они совершенно не знакомы. Порой дело доходило до абсурда. Некоторые хазарейцы, у которых не получалось передернуть затвор, чтобы перезарядить оружие, начинали бить по нему камнем.   Понимая, что с таким отрядом успехи операции выглядят очень туманно, к афганцам добавили опытных красноармейцев под началом Виталия Марковича Примакова. Проведя несколько учений, 10 апреля 1929 года Виталий Маркович доложил начальству, что его отряд полностью готов к выполнению операции.   15 апреля 1929 года превратилось для афганских пограничников в кошмар. В этот день со стороны советского Узбекистана в районе города Термез неожиданно появились аэропланы, вооруженные пулеметами, и направились на пограничный гарнизон Патта-Гисар. Пока афганцы удивленно рассматривали крылатые машины, те совершили боевой разворот и атаковали. Сначала в ход пошли пулеметы, затем началась бомбардировка. Несколько бомб попали в казарму, что привело к ее полному разрушению.   Вскоре от гарнизона остались лишь дымящиеся руины. Из 50 пограничников выжить удалось только двум. Они-то и отправились за помощью. Вся операция по уничтожению гарнизона заняла чуть больше десяти минут.   Пока шла бомбардировка гарнизона, отряд Примакова на моторных лодках, а также баржах и каюках благополучно форсировал Амударью. В его подчинении находились 2 тыс. красноармейцев и сторонников свергнутого правителя, сбежавших после смены власти на территорию советского Узбекистана. А еще батальон из 400 красноармейцев, вооруженных «Максимами» и горными трехдюймовками. Также в распоряжении Примакова было более 20 пулеметов и несколько пушек.   Вскоре к Патта-Гисару из соседней заставы Сия-Герт, находившейся на расстоянии около 20 верст, выдвинулась сотня всадников. Но пограничники сумели пройти лишь пять, после чего их встретил пулеметный огонь красноармейцев.   Когда с афганскими всадниками, прибывшими в Патта-Гисар, было покончено, Примаков повел своих солдат в глубь Афганистана. Вскоре к ним присоединились пять сотен хазарейцев, сохранивших верность Аманулле. Из них Примаков сформировал отдельный батальон.   Кстати, сам свергнутый король в это время собрал армию из 14 тыс. солдат и повел их для решающего удара на Кабул.

Уже через сутки отряд Примакова осадил Келиф. На предложение сдаться афганцы ответили отказом. Но стоило только применить пушки и пулеметы, как гарнизон вывесил белый флаг, а сами солдаты в панике разбежались. На следующий день без боя был взят Ханабад. Не дожидаясь красноармейцев, гарнизон просто покинул город.   Несмотря на успех, Примакову удавалось сохранить секретность операции. В Афганистане считали, что в стране орудует армия, верная Аманулле, а про участие красноармейцев не знал даже советский генконсул, находящийся в Мазари-Шарифе.   Когда Примаков подошел к этому городу, а другая часть его отряда – к Мирха Касыму, губернатор потребовал у генконсула объяснений. Понятно, что тому ответить было нечего.   Советская армия, быстро разобравшись с защитниками с помощью пулеметов, подкатила к воротам пушки и дала залп. Город был захвачен в кратчайшее время практически без потерь. Афганцев же погибло около 3 тыс. Одна часть выживших укрылась в городе Ташкурган, другая – спряталась в ближайшем форпосте под названием Дейдади.   Кстати, во время штурма Мазари-Шарифа красноармейцы раскрыли себя, забыв, что им необходимо строить из себя афганцев, воюющих за возвращение Амануллы на престол. Вместо того чтобы молча идти на захват города, солдаты Красной Армии начали кричать исконно русское «Ура!». Да и вообще воины Примакова после захвата города не особо беспокоились о конспирации. Повсюду слышалась русская речь. А на аэропланах, совершавших разведывательные полеты, никто даже не удосужился закрасить красных звезд. Все это сильно беспокоило Примакова. Он понимал, что если кто-нибудь из иностранных агентов сумеет сфотографировать воздушные машины, то на серьезные претензии других государств ответить будет нечего.   Но, несмотря на промашки и оплошности, операция развивалась успешно. Правда, был один нюанс, который обещал перерасти в серьезную проблему. Перед походом Аманулла-хан и Гулям-Наби-хан заверяли, что как только Красная Армия попадет в Афганистан, то быстро станет обрастать тысячами солдат, верных сверженному правителю.   В действительности все оказалось с точностью до наоборот. Исламское духовенство, а также ученые-исламисты и военные объявили джихад, направленный на вторгнувшихся в их земли чужестранцев. Многочисленные толпы религиозных фанатиков, объединившиеся под зеленым знаменем пророка, посчитали своим долгом уничтожить неверных. Да и простое мирное население стало крайне враждебно относиться к чужестранцам.   На следующий день после того, как Примаков взял Мазари-Шариф, из близлежащей крепости Дейдади вышел отряд афганцев для освобождения главного города северной части страны. По пути к ним присоединились несколько племенных ополчений.   Несмотря на то что войско было плохо вооружено, пулеметный огонь их не остановил. С религиозными песнями и молитвами афганцы новыми и новыми волнами накатывали на стены города. Понимая, что бесконечно так продолжаться не может, Виталий Маркович запросил помощи. Город к тому времени уже оказался зажатым в плотное кольцо. Боеприпасы были на исходе, поэтому выкашивать афганцев пулеметным огнем не представлялось возможным.   Телеграмму Примакова получили в Ташкенте. Руководство Среднеазиатского военного округа быстро приняло решение. На выручку красноармейцам был отправлен пулеметный эскадрон. Но, пройдя лишь несколько километров по чужой земле, солдаты столкнулись с ожесточенным сопротивлением местного населения. Поэтому им пришлось вернуться на другой, родной берег Амударьи.   Тогда со стороны Советского Союза на помощь осажденным отправились аэропланы. 26 апреля они доставили десяток пулеметов и пару сотен снарядов. Но хоть как-нибудь изменить ситуацию это не могло. К тому же афганцы перекопали арыки, тянущиеся с гор. И вскоре город остался без воды. Как только это произошло, поднял мятеж отряд хазарейцев.   БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ   Виталий Примаков отправил еще одну телеграмму в Ташкент с просьбой о помощи. В ней он подробно описал все необходимое для успешного выполнения операции. Также Виталий Маркович упомянул, что в случае отказа ему придется прорываться с боем и идти на штурм Дейдади. Если это удастся, операцию можно будет считать успешной. А нет – остатки его армии превратятся в банду и будут самостоятельно искать возможность вернуться домой.   5 мая на территорию Афганистана вступил отряд из 400 красноармейцев, имевших в своем распоряжении шесть пушек и восемь пулеметов. На следующий день к Мазару подлетели аэропланы Среднеазиатского военного округа. Они совершили несколько боевых заходов на противника, сначала расстреливая афганцев из пулеметов, а потом скинув бомбы.   Вскоре подошел и отряд под началом Зелим-хана (точно не установлено, кто взял себе такой псевдоним; вполне возможно, это был командир бригады Иван Ефимович Петров. – Прим. ред.). Его воины были одеты в традиционные для афганцев костюмы, и потому армия осаждавших не сразу разобралась, что это подошли не свои, а красноармейцы.   Совместными усилиями советским воинам удалось не только прорвать блокаду города, но и загнать афганские отряды обратно в Дейдади.   8 мая крепость подверглась сначала бомбардировке с воздуха, а затем артиллерийскому обстрелу с земли. После этого гарнизон покинул город. Взяв двухдневную передышку, отряды Примакова и Зелим-хана направились на юг, где вскоре захватили Балх и Ташкурган.   Такое положение дел заставило Хабибуллу направить на уничтожение красноармейцев лучшие силы под командованием военного министра Сейида Гуссейна. Также поддержку ему должен был оказать отряд из 3 тыс. воинов под командованием Ибрагим-бека.   11 мая разведгруппа Зелим-хана обнаружила войско Ибрагима. По направлению их движения были расставлены восемь пушек. На фланги установили пулеметы. Подготовка прошла в кратчайшие сроки, и никто из афганцев даже не догадывался о засаде.   Как только Ибрагим-бек со своим отрядом приблизился на расстояние 500 метров, красноармейцы ударили из пушек. Причем снаряды шли по всей длине колонны. Затем в бой вступили пулеметы. Такого напора солдаты Ибрагима не выдержали и в панике разбежались.   А спустя всего полчаса был обнаружен и элитный отряд Гуссейна. Бой с ним длился два часа. Афганцы отчаянно сопротивлялись и отказывались сдаваться. Тогда Петров отправил к Сейиду Гуссейну трех пленных. Те рассказали о предыдущем бое, упомянув, что 2,5 тыс. афганцев погибли, а около 200 человек захвачены в плен. Это подействовало. Басмачи сложили оружие, но их командир сбежал.   Неожиданно Примакова вызвали в Москву, и 18 мая он покинул территорию боевых действий. Командовать объединенным отрядом стал Али Авзаль-хан (Александр Иванович Черепанов). Он и повел солдат на Кабул.   Но во время продвижения пришло сообщение о том, что новая армия Гуссейна захватила Ташкурган. Это привело к обрыву снабжения и возрастанию вероятности удара с тыла. Приверженцы Амануллы-хана поддались панике и стали разбегаться. Поэтому Черепанову пришлось разворачивать свою армию и возвращать захваченный город.   Уже 25-го числа красноармейцы, проведя массированную артподготовку и бомбардировку, сумели прорваться в Ташкурган. Ожесточенные бои длились два дня. Три раза крепость переходила из рук в руки. Но все же Черепанову удалось одержать победу, хоть она и оказалась пирровой.   В том бою красноармейцы понесли существенные потери и израсходовали почти все боеприпасы. К тому же из-за сильного перегрева у большинства горных трехдюймовок оказались испорченными стволы. То же самое произошло и с «Максимами»: вода превращалась в пар еще до того, как успевала остудить пулеметы.

После захвата города армия красноармейцев превратилась в малочисленный, потрепанный отряд. Черепанову трудно было рассчитывать на успех с учетом того, что местное население крайне негативно реагировало на чужестранцев. Но главная беда поджидала впереди. Пока красноармейцы отдыхали, пришло сообщение о том, что Аманулла-хан до Кабула не добрался. В одной из битв с армией Хабибуллы свергнутый король потерпел поражение. Более того, вместе со своей женой Аманулла похитил государственную казну и золотой запас страны. После чего они сбежали в Индию, а затем осели в Италии.   В свете такого развития ситуации операция стала бессмысленной. 28 мая Черепанову поступила шифровка, в которой ему приказывали вернуться на советскую территорию. И он с остатками своего отряда покинул Афганистан.   В документах операция по возвращению трона Аманулле прошла как «Ликвидация бандитизма в Южном Туркестане». Ее подробности засекретили. Но, несмотря на это, несколько сотен участников боевых действий получили ордена Красного Знамени, остальным вручили памятные подарки.   Хотя операция и окончилась неудачей, в Среднеазиатском военном округе приняли решение не сдаваться и все-таки сместить проанглийского Бача-и Сакао. В штабе даже разработали несколько различных сценариев. По одному из них Аманулла все-таки должен был вернуть себе трон и править независимым государством. Другой вариант предусматривал образование на севере Афганистана марионеточной страны, которая со временем должна была стать частью Советского Союза.   Но ни один из сценариев воплотить в жизнь не удалось. Новый претендент на престол Мухаммед Надир-шах при поддержке пуштунских племен и английского вооружения 13 октября 1929 года сумел захватить Кабул. Хабибулла попытался скрыться, но его поймали и расстреляли. Сам же Надир-шах хоть и вел явно проанглийский курс развития страны, но о сотрудничестве с коммунистическим соседом не забывал. Поэтому правительство СССР отказалось от идей вторжения в Афганистан.



 "Совершенно секретно"